СССР, США и Бомба
Страница 1

Материалы » СССР, США и Бомба

До сих пор рассматривалась возможность для появления экономической взаимозависимости СССР и США, как в рамках их двусторонних торгово-экономических связей, так и в более широком контексте мировой экономики. Такого рода взаимозависимость можно определить как взаимозависимость позитивную - когда результатом сотрудничества двух стран является какая-то положительная выгода, когда обе стороны заинтересованы в том, чтобы заставить партнера что-то сделать к общей выгоде. Можно выделить, однако, и иной вид взаимозависимости, взаимозависимость негативную, или взаимозависимость, основанную на взаимном стремлении сторон побудить партнера чего-то не делать. Ситуация негативной взаимозависимости возникла в советско-американских отношениях в 60-е годы, когда «сверхдержавы» столкнулись с феноменом «ядерного пата».

А как обстояли дела в конце сороковых годов? Отдавали ли себе отчет руководители обеих стран в значении тех перемен в военно-политической сфере, которые несет с собой ядерное оружие? Уже в то время не было недостатка в мыслителях, осознавших смысл этих перемен (достаточно вспомнить труды Б. Броди). В то же время власть имущие как в Москве, так и в Вашингтоне рассматривали атомную бомбу всего лишь как взрывчатку особой мощности.

Вот что писал, например, генерал-майор, редактор военного отдела «Правды» М.Р. Галактионов в конце 1946 г.: «Что касается атомной бомбы, то миф о ее всемогуществе придуман специально для запугивания слабонервных людей . атомная бомба, вероятно, не найдет большого применения в борьбе против войск противника . окопы будут защищать солдат от взрывной волны и высокой температуры даже в том случае, когда эти окопы будут находиться довольно близко от места взрыва атомной бомбы. Танки, артиллерия и другое тяжелое вооружение, находящееся вблизи взрыва, практически останется почти неповрежденным .». И вывод: «Атомное оружие, обладающее большой разрушительной силой при использовании его против мирных городов, отнюдь не способно решить судьбу войны».

Конечно, Москва и Вашингтон с постоянно растущей подозрительностью наблюдали за усилиями друг друга как в создании и совершенствовании «сверхоружия», так и в создании и совершенствовании средств его доставки. Советская печать с беспокойством писала о разбросанных по всему свету американских авиабазах, о новых межконтинентальных бомбардировщиках типа В-36, о планах создания межконтинентальных ракетных сна радов, американская - о работах советской стороны над ракетами большой дальности. С особой озабоченностью в Москве следили за усилиями американской стороны, направленными на подготовку к военным действиям американской стратегической авиации и на строительство авиабаз на севере, с которых американские бомбардировщики могли достичь промышленных центров в Советском Союзе. С другой стороны, известно, что усилия советской разведки по проникновению в американские атомные секреты не способствовали улучшению общего климата советско-американских отношений. Однако следует подчеркнуть, что в целом «бомба» не играла в то время определяющей роли в этих отношениях. Более того, она не играла и решающей роли в военном потенциале обеих стран. Бомбардировщики типа В-29 (советская версия - Ту-4) не являлись межконтинентальным средством доставки в полном смысле этого слова (а ничего иного у великих держав и не было в конце 40-х годов, не говоря уже о том, что в начале 1948 г. у ВВС США был лишь 31 самолет, способный нести атомное оружие, в то время как у советских ВВС количество таких самолетов исчислялось единицами); способность этих самолетов преодолеть ПВО противника после появления на вооружении СССР и США реактивных истребителей резко понизилась; да и количество атомных бомб в американском (не говоря уже о советском!) арсенале было ничтожным: так, в 1947г. количество годных к применению бомб на вооружении ВВС США исчислялось двумя дюжинами. Эта техническая слабость и предопределила то обстоятельство, что первый американский план атомной войны против Советского Союза, составленный в июне 1946 г. (кодовое название «Пинчер») носил «экспериментальный» характер более того, в ходе работы над планом выяснилось, что технические возможности В-29 не соответствуют тем стратегическим задачам, которые были поставлены перед ВВС США). Что касается советской стороны, то в это время она была далека от всесторонней оценки последствий войны с применением атомного оружия. Последняя представлялась делом настолько маловероятным, что во второй половине 40-х годов в ЦК ВКП(б) не было ни одного совещания, на котором рассматривались бы проблемы атомной войны с Америкой. Правда, в личном разговоре с И.В. Курчатовым И.В. Сталин высказал опасение, что после испытания первой советской атомной бомбы «американцы пронюхают о том, что у нас еще не наработано сырье для второго заряда и попрут на нас. А нам нечем будет ответить», однако одна эта фраза, на наш взгляд, не дает оснований делать вывод о наличии у Кремля в то время разработанной стратегии ведения атомной войны с Америкой - скорее, можно сделать вывод о том, что советское руководство стремилось подстраховаться на случай любых неожиданностей.

Страницы: 1 2 3 4

Государственный земельный фонд
Прежде, чем разбирать законы, касающиеся государственного земельного фонда, стоит сказать, какого было его предназначенье. В древнем Междуречье этот фонд распределялся между чиновничьим, воинским и жреческим сословием. В предыдущей главе было упомянуто, что общинное землевладение не могло перейти в государственное. Об этом можно судить ...

Колонии и колониальная политика
К концу XIX в. завершился процесс образования мирового рынка, в котором огромное значение имел экономический и территориальный раздел мира. Монополизация внешнего рынка предполагала захват колоний, которые были гарантированными рынками сбыта товаров и источником сырья. Научное, техническое и военное превосходство европейских стран облег ...

История Кунсткамеры
Одним из достижений Петра I было создание естественнонаучного музея – Кунсткамеры. Своё начало она берёт от коллекции голландского учёного – Рюйша, который создал коллекцию анатомических препаратов. Её купил Пётр во время своего Великого посольства. Впоследствии музей пополнился другими коллекциями, и вошла в состав Академии наук Росси ...