Благородная россиянка Екатерина Романовна Дашкова
Страница 2

Материалы » Благородная россиянка Екатерина Романовна Дашкова

Заботясь о приоритете отечественной науки, Дашкова распорядилась, чтобы академики не сообщали, как раньше, за границу о своих новых открытиях и наблюдениях, пока Академия их не опубликует и тем самым не приобретет славу, а государство не использует эти открытия в практических целях. Заметный след в истории русской журналистики и литературы оставили основанные Дашковой издания, которые печатала Академия. С мая 1783 г. выходил журнал «Собеседник любителей российского слова», к участию в котором были привлечены Г. Р. Державин, Д. И. Фонвизин и другие. Журнал пользовался большим успехом. Н. А. Добролюбов в статье «Собеседник любителей российского слова» отмечал, что и журнал и Академия «имели одну и ту же цель, явились вследствие одного и того же просвещенного стремления- распространять просвещение в обществе и возвысить значение отечественной литературы. По почину Дашковой и при ее участии издавался самый долговременный русский журнал 18 века – «Новые ежемесячные сочинения». Было продолжено начатое Н. И. Новиковым издание письменных памятников по истории России «Продолжение Древней Российской Вивлиофики».

В сентябре 1783 года Дашкова стала президентом еще одной Академии – Российской. Ее речь на открытии этой Академии поразила слушателей патриотизмом. Новый президент высказал уверенность, что наука в России будет развиваться, процветать и принадлежать всему отечеству. В своей речи она так же сказала, что главной задачей новой Академии будет обогащение и очищение русского языка. Этой цели и служила работа видных русских ученых и литераторов над созданием первого русского толкового словаря. Завершение такой огромной работы (было собрано 43 257 слов) в неслыханно короткий срок поразило современников, и недаром через три десятилетия А. С. Пушкин присоединился к мнению Н. М. Карамзина : «Карамзин справедливо удивляется такому подвигу. «Полный словарь, изданный Академиею, - говорит он, - принадлежит к числу тех феноменов, коими Россия удивляет внимательных иноземцев, наша без сомнения, счастливая судьба во всех отношениях есть какая-то необыкновенная скорость: мы зреем

не веками, а десятилетиями».Заботы по управлению двумя академиями не мешали, а скорее способствовали литературным занятиям Дашковой. Она не редко выступала в печати по морально-этическим проблемам. Не только борьба с французским влиянием в воспитании и моде, но и критика угодничества, приспособленчества- вот темы ее статей. Обращалась Дашкова и к драматическому жанру. Сохранились так же свидетельства о том что она выступала в любительских концертах и как певица, и как пианистка. Особенно она любила народные песни.

Любовь к музыке, как и литературное творчество, была для нее неотъемлемой частью духовной жизни и убежищем, куда можно было, хотя бы на время, уйти от тревог и опасностей придворной жизни, семейных неурядиц, несчастий, обид. А их в жизни Дашковой было немало.

Если ее столкновения с придворным кругом происходили чаще всего на этической, нравственной почве, то в основе раздоров с императрицей лежали в значительной мере мотивы политические.

В 1791 году в связи с осуждением А. Н. Радищева вышел в отставку покровительствовавший ему по службе брат Дашковой А. Р. Воронцов. Не сочувствуя революционным взглядам Радищева, Екатерина Романовна, однако, не могла , по выражению Герцена, «рукоплескать наказаниям за мысль». «Я была опечалена судьбой Радищева»,-кратко отметит она в «Записках».

В ноябре 1793 года в Петербурге заговорили о трагедии Я. Б. Княжнина «Вадим Новгородский», о том, что в ней есть много стихов в опровержение самодержавию. Пьеса была дважды отпечатана в типографии Академии наук. Такое издание в разгар французской революции было явно не ко времени. Возмущенная тираноборческими монологами героя, Екатерина II заявила директору Академии : «Я прикажу сжечь эту трагедию рукой палача».

Прямых указаний на то, что отставка Дашковой (официально – двухгодичный отпуск) непосредственно связана с этим конфликтом, нет. Но ведь не даром до сведения Дашковой в тот момент услужливо довели, что императрица припомнила старые слухи о том, что Дашкова и Воронцов были «побудителями сочинения Радищева», и назвала трагедию Княжнина уже вторым произведением опасного направления. И сама Екатерина уже прямо к Дашковой обратила гневный упрек за распространение высказываний, опасных для ее власти. К началу 90-х годов отношения Дашковой с Екатериной настолько осложнились, что директор Академии стала думать о том, чтобы «…полностью отойти от службы, от столичного шума» («Записки»). Получив отпуск «для поправления здоровья», Дашкова уезжает в Москву.

Последние 15 лет жизни Дашковой означены крутыми переломами судьбы. Два года она не у дел. После смерти Екатерины II ее настигает месть Павла за участие в перевороте 1762 года – ссылка в далекую деревню Новгородской губернии и угроза дальнейших притеснений. Однако вскоре удачное стечение обстоятельств определило новый поворот в жизни Екатерины Романовны. Ее пощадили, вернули из ссылки и даже разрешили бывать в столицах, когда там отсутствует двор. Русская княгиня. Заговорщица 1762 года, натура, полная нерастраченных сил, действительно оказалась на покое, которого она, может быть, вовсе и не желала. В эти годы, вдали от двора и большой политики, Дашкова создает свои «Записки». Это богатый источник по политической истории, по истории русской культуры второй половины 18 века.

Страницы: 1 2 3

Брак с наследником престола
Как же дочь прусского генерала попала во дворец Казалось, маленькой принцессе нечего было ждать от судьбы. Между тем честолюбивые мечты пробудились в ней очень рано. Позже она писала, что уже в 7 лет мечтала о короне, а когда её троюродный брат принц Пётр Гольштинский был объявлен наследником русского престола, она в глубине души предн ...

Польша.
10-12 вв. - время христианизации польского населения. Толчком к провозглашению христианства государственной религией послужили политические причины. В борьбе за Западное Поморье Мешко I столкнулся с угрозой немецкой политико-религиозной экспансии. Он стремился найти поддержку чешских правителей и стать равным в политическом и дипломатич ...

Русско-византийский договор 971 г.
Русско-византийский договор, заключенный между Русью и империей в лагере под Доростолом, как бы подводит черту под всей внешнеполитической деятельностью Святослава Игоревича. В нем отражены как внешнеполитические победы Руси, так и ее неудачи. Послы Святослава прибыли в лагерь Цимисхия с предложением о «мире и любви», после чего импера ...