Власть и общество
Страница 1

Завершающий этап индустриальной модернизации затронул не только экономику, но и социальную сферу.

Приобретая все более «городской» характер, социальная структура советского общества развивалась, казалось, в рамках общемировых тенденций. Однако, резким отклонением от них был гипертрофированный рост удельного веса наемных работников, в особенности рабочих. Эта особенность не только отражала стремление "государственного социализма" к превращению всех граждан в зависимых от государства и лишенных средств производства работников по найму, но и свидетельствовала об экстенсивном характере развития экономики, в которой производственные отрасли поглощали основные трудовые ресурсы.

Несмотря на официальный тезис о сближении социальных групп, на деле шло усложнение социальный отношений. Усиливалась дифференциация в качестве и уровне жизни, реальных правах управленческого слоя и остального населения. Широкий размах приобрела теневая экономика, особенно в неразвитой сфере обслуживания. Нелегальное хозяйствование приобретало все более организованный характер, что увеличивало разрыв между доходами трудящихся, живущих «на одну зарплату», и «теневиков». Уравниловка в производстве, соответствовавшая идеологической установке на сближение социальных групп, привела к падению престижного квалифицированного труда, резко ослабила стимулы роста квалификации и производительности. И в середине 80-х годов свыше 50 млн. человек были заняты ручным трудом. Продолжавшийся количественный рост работников материальной сферы отражал низкий уровень производительности труда и должен был компенсировать слабую техническую оснащенность производства.

Социальная активность трудящихся, а также некоторых руководителей предприятий, явочным порядком пытавшихся вырваться из пут командно-бюрократического механизма развертыванием различных экономических экспериментов, всячески зажимались и дискредитировались.

Негативные процессы сильно затронули социальную сферу. Еще более была ослаблена социальная направленность экономики, появилась своеобразная глухота к социальным вопросам. Ресурсы страны позволяли решать масштабные социальные задачи, но в действительности сдвиги были значительно меньшими.

Государство особенно гордилось тем, что опережающими темпами происходил рост так называемых общественных фондов потребления. Но это означало, что возрастали возможности для административного их распределения, а следовательно, и для различных злоупотреблений. Далеко не все трудящиеся могли, тем более на равных, пользоваться общественными фондами. За счет этого и обеспечивалась основная часть привилегий партийно-государственной бюрократии и прочих функционеров системы.

Искусственно возводя достаточно высокие темпы социально-экономического развития страны в 60-е годы в ранг перспектив на будущее, кремлевские руководители тешили народ картинами близкого процветания. Фактически прогресс был, но в гораздо более скромных масштабах. Попытки решить одни проблемы рождали цепь других. Так, на питание рабочая семья к середине 80-х г7одов расходовала больше средств, чем в 1927 году (вместо 43,8% своего бюджета - свыше 60%), жилищная проблема, несмотря на явный прогресс, была далека от решения, обострялся дефицит продовольственных и промышленных товаров. В итоге уровень потребления оказался существенно ниже уровня производительности труда (хотя идеология напряженно связывала оба эти показателя). В плане социально ориентированной экономики и тем более материальной заинтересованности больше говорилось, чем делалось.

Куда же шли огромные государственные средства? Они поглощались огромным военно-промышленным комплексом, гигантскими (и порой экономически нецелесообразными) "стройками века", невиданными объемами незавершенного строительства, рассыпались золотым дождем "интернациональной помощи". В то же время социальная сфера в отдельных аспектах стала деградировать.

Противоречивость явлений в советском обществе не могла не отразиться на развитии его духовной сферы - образовании, науке, культуре.

Имелись значительные различия в уровне образования городского и сельского населения. По качеству образование не только не закрепилось на признанном в мире высоком уровне конца 50-60-х годов, но начало отставать от требований времени, научно-технического прогресса.

Решить проблему средней школы попытались путем проведения школьной реформы 1983-1984 годов. Основная задача виделась в том, чтобы сориентировать школу на нужды экономики. Однако отсутствие необходимых средств привело к быстрому свертыванию реформы. Рост численности вузов не сопровождался улучшением качества подготовки студентов. Этому препятствовали не только слабая материальная база вузов, недостаточная порой квалификация профессорско-преподавательского состава, но и снижение уровня подготовки выпускников средней школы, охваченной погоней за массовостью в связи с переходом к всеобщему обязательному среднему образованию. Негативно сказывалось снижение престижа дипломированных специалистов, особенно массовых технических специальностей. Во многих вузах из-за хронического недобора студентов прием порой осуществлялся без какого-либо отбора по способностям и уровню подготовки.

Страницы: 1 2

Отношение церкви к Распутину
В столице в 1903 году Распутин был представлен духовному лидеру православия, святому Иоанну Кронштадскому. Старец произвёл огромное впечатление на о. Иоанна. Он причащает и исповедует Григория, говорит: "Сын мой, я почувствовал твое присутствие. В тебе есть искра истинной веры!" -- и добавляет, как рассказывали очевидцы: " ...

Перемены в жонде
Высшее наблюдение за действиями отдельных отрядов снова перешло к жонду[2] в новом составе: Оскар Авейде (администрация и секретариат), Кароль Рупрехт (финансы), Агатон Гиллер, Эдвард Сивинский (пресса) и Юзеф Каетан Яновский (военная часть). Новый жонд народовы, испросив благословение Папы, установил контроль в сборе и расходовании пож ...

Пища
Предпочтение, которое одни восточные славяне отдают, чёрному или ржаному хлебу, а другие – белому, или пшеничному, не совпадают с этнографическими границами. В южных степях в Новороссийском округе, в Нижнем Поволжье, в Южной Сибири русские, как и украинцы, едят пшеничный хлеб. Напротив на севере Украины пшеничный хлеб бывает редко. Толь ...