Основные векторы внешней политики советской России
Страница 1

Материалы » Внешняя политика Советского государства в 20-е годы » Основные векторы внешней политики советской России

Завершение гражданской войны победой большевиков и установление советской власти почти на всей территории бывшей царской России создали благоприятные условия для международной деятельности советского правительства. В то же время «революционная война», которую большевики пытались перенести в Европу (ярким примером тому была фактически проигранная Советской Россией советско-польская война), и поддержка рабочих революций в европейских странах (прежде всего в Германии и Венгрии) завершились неудачей. Надежды лидеров большевиков на мировую коммунистическую революцию не были реализованы. После поражения всеобщей забастовки в Гамбурге в 1923 г. призывы к мировой революции были сняты с повестки дня. Невозможность решить проблему победы над империализмом в ближайшее время военным путем поставила перед советским руководством задачу нормализации отношений с внешним миром.

Крайне тяжелое внутреннее положение Советской России, приход к руководству ее внешней политикой прагматически настроенных специалистов также способствовали изменению внешнеполитического курса страны. С 1918 по 1928 г. во главе Народного комиссариата иностранных дел стоял потомственный российский аристократ и одновременно профессиональный революционер Г. В. Чичерин, именно благодаря его опыту, квалификации, знанию международного права и связям с иностранными внешнеполитическими ведомствами взаимоотношения между Советской Россией и зарубежными странами постепенно стали налаживаться. Попытки установления межгосударственных отношений с Россией стали делать и ведущие западные страны, так как убедились, что советская власть — это «всерьез и надолго».

Эти два встречных процесса привели к тому, что в начале 1920-х гг. предпринимаются осторожные и противоречивые шаги в отношении установления и развития дипломатических отношений между Советским государством и странами Запада. Но с самого начала этому процессу мешали многие причины. Прежде всего, советское правительство продолжало активно в различных сферах, в том числе и финансовой, поддерживать коммунистические и антиимпериалистические национально-освободительные движения. III (Коммунистический) Интернационал, Исполнительный комитет (ИККИ) которого находился в Москве, осуществлял руководство деятельностью революционных организаций, которая в западных странах рассматривалась как подрывная и противозаконная. Кроме того, отказ советского правительства оплатить долги царского и Временного правительств вызвал резкое недовольство в ведущих странах мира. Подобные действия советского руководства были открытым вызовом всей мировой практике взаимоотношений, что не позволяло западным лидерам активно идти на сближение.

Как следовало оценивать внешнюю политику страны, установившей дипломатические и торговые отношения с другими государствами и в то же самое время контролировавшей через Коминтерн деятельность национальных компартий, провозгласивших своей конечной целью дестабилизацию и ниспровержение существующих правительств, с которыми Советское государство поддерживало «нормальные» отношения? Конечно, советская дипломатия отрицала эту вторую сторону своей Политики, утверждая, что Коминтерн представляет собой международную организацию «частного характера», деятельность которой никоим образом не зависит от советского правительства, однако эта двойственность существовала и ставила советское правительство перед лицом неразрешимой дилеммы. С одной стороны, Советская страна более чем любая другая великая держава, нуждалась в международном мире и стабильности, необходимых для восстановления разрушенной семью годами войны и революций экономики и стабилизации своей политической системы. Но в то же время любая стабилизация на международной арене уменьшала шансы мировой революции на успех и отнимала у Советского государства возможность играть на межимпериалистических противоречиях.

Дуализм внешней политики Советского государства, обусловленный существованием в ней двух приоритетов — государственных интересов страны и интересов мирового революционного движения, при том, что те и другие интересы могли не совпадать, — привел после смерти Ленина к острой дискуссии между Сталиным, сторонником теории «построения социализма в одной стране», и теоретиком всемирной «перманентной революции» Троцким. Надо сказать, что позиции этих лидеров были куда более сложными и утонченными, чем их обычно изображают. Первоначально незначительные расхождения во взглядах на соотношение интересов Советского государства как такового и интересов различных коммунистических течений за границей усиливались по мере того, как все более ожесточенной становилась политическая борьба этих лидеров между собой, чтобы, в конечном счете, предстать антагонистическими и взаимоисключающими концепциями.

Страницы: 1 2

Экономическая политика Гитлера
Агрессивные цели установления мирового господства требовали сосредоточения всех материальных, ресурсов страны, что могло быть достигнуто только путем непосредственного вмешательства фашистского государства в экономику. Интересы господствующих группировок фашистской партии и магнатов немецкой промышленности в осуществлении этих целей пол ...

Государственный порядок в учении Великого учителя.
Социальный порядок Учителю виделся в том, что в государстве, как и в семье, старшие должны управлять, младшие подчиняться и быть объектом заботы. Патернализм чжоуской клановой структуры у Конфуция плавно трансформировался в высокозначимый культ мудрых старших, древних предков, как в каждой семье, так и в стране в целом. «Пусть государь ...

Предпосылки революции.
Начало XX в. было для России исключительно бурным. Объективная потребность безотлагательного решения многих экономических, политических и социальных вопросов вызвала кризис самодержавной власти и пробудила к активной деятельности все социальные группы и классы российского общества. Так страна подошла к революции. В условиях назревающей ...