Введение

Эволюция города – степенная особа. Как сейчас, так и в прошлые столетия. Тело города – земля, кварталы, улицы и его лицо – дома, сооружения, зелёные массивы меняют свой облик, не торопясь. Обычно – стихийно, по крупицам, усилиями обывателей, реже – целенаправленно, с размахом, волею сильных мира сего. По истине, ритм жизни городского организма столь же отличен от ритма жизни человека, как человека от мотылька.

Никуда не спешила и Казань. На её долгоживущих улицах постепенно, от случая к случаю, дряхлеющее уступало место новому, малое – большому. Когда приходило время. Но было одно явление, которое внезапно, с размахом вторгалось в естественное развитие ткани нашего города – как, впрочем, огромного множества вообще городов России. Это были суперпожары, возникавшие по инициативе злого умысла или рока.

Строительная история Казани – есть в значительной степени и история её пожаров. Им – и непосредственно пожару 1765 года, почему-то упущенному в трудах местных историков, она обязана совершенной своей перестройкой: трансформацией с конца XVIII века рисунка планировки – из живописного в жёсткий, веернопрямоугольный.

Начало этому, 17 марта 1768 года, положило «Быть по сему» Екатерины Великой на Плане Казани выдающегося планировщика и архитектора Алексея Квасова. Возглавляемая им группа разработчиков «не только погоревшие места, но и весь город, применяя к нынешним состоящим тамо каменным строениям, чтобы большой ломки не производить к достижению настоящего регулярства по своему мнению расположила».

14 августа 1768 года – день второго рождения по законам этого «регулярства» Казани, как материально-пространственной конструкции на земной поверхности. Второго – потому как до этого московская Казань наследовала, в этом трудно усомниться, планировочную организацию своей территории, сформировавшуюся в предыдущую эпоху.

А в тот день произошла служба на основание града – так это тогда и называлось, - и были заложены два первых дома на погоревших местах. Преосвященный архиепископ Вениамин и губернатор Квашнин-Самарин положили в вырытые под дома рвы по три камня во всех углах, а определённый от Правительствующего Сената за архитектора Василей Кафтырев клал под те камни известь. При всём этом продолжался во всём городе колокольный звон.

Практически заново пришлось возрождаться Казани и после «несчастливого от зладея приключения» в июле 1774 года: из 2070 во всём городе домов осталось тогда всего 298.

800 дворов и 1580 домов стали жертвой пожара 3 сентября 1815 года. Надо было восстанавливать центральную, привилегированную часть города. Во исполнении именного Его Императорского Всемилостивейшего повеления Святейший Синод совершил всероссийское воззвание о пособии потерпевшим.

Пожалуй, самое величайшее несчастие Казани случилось от пожара 24 августа 1842 года. Монарх пожаловал фантастическую по тем временам ссуду погорельцам в миллион рублей. Развернулось небывалое по размаху строительство. Именно этому бедствию стали, обязаны своим рождением такие уникальные тогда и сейчас здания, как Губернаторский дворец с помещениями для императора, Духовная академия и Дворянское собрание.

Всех пожаров, посетивших Казань, не перечесть. Сколько же их было, если только в одном, например, 1896 году из отчёта Думе брандмайора Тябина видно их сто четыре? Но ни 1896-й, ни другие такие «многопожарные» годы не попали в историю – она сохранила в памяти лишь суперпожары.

Каждый век московскороссийской Казани не избежал таких грандиозных, то есть уничтожавших по несколько городских кварталов враз, пожаров. В XVI веке известны два таких «петуха», в XVII – два, в XVIII – четыре – пять, в XIX – восемь. И что примечательно: лишь два из них – 1749 и 1871 года – причинили ощутимый вред Закабанью. Правда, пожар 1859 года тоже начинался здесь, но тогда ветер понёс огонь к Казанке и пострадало только соседнее Забулачье.

Но вот пришёл XX век и жестоко отыгрался на Плетенях, как к тому времени стали называть всю закабанную часть города, включающую и Старо-Татарскую слободу, а не только собственно поселение при Екатеринской церкви. Июнь 1902-го, апрель 1914-го, июнь и август 1920-го стали для них роковыми. Роковыми же оказались Мещанские улицы – все пять пожаров начались именно с них!

Досоветские большие краеведы и хроникёры заворожено описывали великие пожары, настигавшие центральную часть города. Пожары в Закабанье не удостоились внимания их и их последователей. Восполним этот пробел.

Гонка вооружений
Обострение международных отношений в начале XX в., противостояние двух враждующих военно-политических блоков - Тройственного союза и Антанты сопровождалось неслыханной гонкой вооружений. Парламенты европейских стран один за другим принимают законы о дополнительных ассигнованиях на перевооружение и увеличение численности армий, развитие ...

Священная война - история вьетнамского сопротивления
Листая страницы вьетнамской истории, повествующей о многочисленных войнах вьетов за независимость, невольно думаешь, что Сопротивление у этих людей в крови. В самом деле, дух национально-освободительной борьбы сопровождал народ Вьетнама на протяжении всей его истории: он вселял жизнь в боевые знамена и вел солдат в атаку, помогая преодо ...

1914 год.
Грандиозное бедствие повторилось через 12 лет над теми же бедняками, которые погорели в 1902 году. Пожар начался в нескольких саженях от неисчерпаемых водных бассейнов – Кабана и разлива Волги, и его всё-таки допустили развернуться в бедствие! Сгореть близ воды можно очевидно только в Казани и при казанских «двигателях пожарного дела». ...