Столбовский мир. Представители сторон по подписанию столбовского мира
Страница 2

Материалы » Столбовский мир » Столбовский мир. Представители сторон по подписанию столбовского мира

Из положений Столбовского мирного договора можно заключить, что он составлен с целью: разрешения территориальных споров между Россией и Швецией, установления правил торговли и пересечения границ. Договор также содержит обязательные условия подтверждения договора съездами послов в определённых местах, в определённое время и при определённых обязательствах.

С русской стороны договор подписывали – князь Данила Мезецкий и Алексей Зюзин. Со шведской стороны договор подписали – Клос Флеминг, Генрих Горн, Яков Делагарди и Моис Мартензон.

В подписании договора участвовал так же и посредник: представитель английской стороны Джон Мерик.

На этом шведская интервенция против России закончилась, но оставалось завершить некоторые вопросы, поставленные в Столбовском мире.

“Для окончательного подтверждения мирного договора король назначил полномочными послами в Москву Густава Стейнбока, Якова Бата и секретаря Монса Мартенсона; с русской стороны в Стокгольм были назначены дворянин князь Федор Борятинский, дворянин Осип Прончищев и дьяк Кашкин. В сентябре 1617 года московские послы по договору съехались с шведскими на рубеже, на реке Лавуе, на мосту, чтоб показать свои грамоты, так ли написаны. Оказалось, что не так, начались споры за титул, и дело затянулось, начали посылать к государю на обсылку, тогда как государю нужно было как можно скорее кончить дело: он написал к Борятинскому, что польский королевич Владислав Дорогобуж взял, хочет идти на Москву; послы по его наказу должны были говорить шведским послам и, будучи в Стекольце (Стокгольме), шведским думным людям, чтоб король Густав-Адольф помог царю, послал свое войско в Ливонию, а царь после воздаст за это; Борятинский должен был говорить шведам, что Владислав, доступя Москвы, хочет доступать и Швеции, что Владислав называет Густава-Адольфа изменником своим; шведские послы отказали: «Велено нам о том говорить, как будем у государя на Москве, а с вами нам о том говорить не велено».

Только 15 февраля 1618 года послы двинулись с рубежа: одни — в Москву, другие в Швецию. Борятинского с товарищами долго держали в Упсале, не везли в Стокгольм, отговариваясь тем, что дороги нет и что король хоронит брата своего Иоанна; только 2 июня пошли из Упсалы в Стокгольм. Здесь Борятинскому удалось выговорить, чтоб король писался не государем Ижерской земли, но государем в Ижере, на том основании, что не вся Ижерская земля за шведами. Густав-Адольф согласился заключить договор, чтоб стоять на польского короля заодно и не мириться одному государю без желания другого, но требовал, чтоб царь не писался никогда ни к кому ливонским, отказался от всех притязаний на эту землю, чтоб шведским купцам отведены были особые торговые дворы в Москве, Новгороде, Пскове и в других местах, где они будут просить, чтоб шведским купцам позволено было ездить во все русские города, торговать в Архангельске, Холмогорах, на рыбной ловле в Белом море, на Лопском берегу, в устье Колы и около Онежского озера, ездить в Онежское озеро на своих судах, чтоб вольно было им ездить в Персию и Татарскую землю, в Крым и Армянскую землю и обратно, чтоб послов, гонцов и купцов не запирать в дворах по московскому обычаю, ходить им просто и вольно, быть им, как у друзей, а не как пленникам. Послы отвечали, что они на заключение такого договора полной мочи не имеют, и король решил послать с ними в Москву нарочно для этого секретаря своего. Послы настаивали, чтоб король с ними же договорился стоять на польского короля заодно с Москвою и войско на него послать, а о других статьях пусть шлет договариваться в Москву; им отвечали: государя нашего люди в лифляндских городах против поляков стоят, а нам Сигизмунда короля, здесь живучи, бояться нечего, живем на острову, около нас вода; только впредь польский король нашему королю лиха не учинит, то государю нашему для чего на польского короля людей своих посылать и его взять добровольно на свои головы? Послы возражали, что статьи, из которых дело останавливается, уже внесены в Столбовский договор и их переговаривать нечего, а других статей им без наказа утвердить нельзя. Канцлер отвечал: Правда, что статьи внесены, но не подробно и так не делается, как уговорились, надобно снова подтвердить.

Страницы: 1 2 

Изменение в общественном строе
В России в начале XX в. Продолжал действовать Свод законов Российской империи, определявший положение сословий. Закон различал четыре сословия: дворянство, духовенство, городских и сельских обывателей. Из городских обывателей выделена группа почетных граждан. Дворянство сохранило большинство привилегий. В руках дворянства были сосредо ...

Строительство здания Кунсткамеры
Здание Кунсткамеры принадлежит к числу немногих хорошо сохранившихся памятников русского зодчества первой четверти XVIII века. Оно предназначалось для библиотеки и коллекций первого русского музея, основанного Петром I. Первоначально под Кунсткамеру были отведены палаты Кикина близ Смольного двора. Небольшие по размерам, они могли служи ...

Истоки массового героизма советских людей
Победа или поражение в войне - итог ряда составляющих, среди которых первостепенное место занимает моральный фактор. Что защищали советские люди? Ответ на этот вопрос во многом объясняет поведение людей на фронте и в тылу, стимулы их общественного сознания того времени и личного отношения к противоборству с гитлеровцами. Народ встал на ...