Заключение

Приходится думать, что собирательство (связанное с употреблением растительной пищи), которые в мустьерское время могло ещё составлять довольно важный источник существования, в последующую эпоху должно было уступить главенствующее место в жизни человека охоте. Только охота, как хозяйственная база, с её растущим, всё увеличивающимся значением в жизни первобытного общества, может объяснить те изменения, которые переживало это общество в вещественном облике его материальной культуры и, очевидно в какой-то его социальной структуре. Но, разумеется, растительная пища в виде ягод, трав, кореньев, играющая всё же относительно большую роль в жизни современных обитателей крайнего севера, очевидно, являлась одинаково необходимой для охотников на мамонта, дикую лошадь и северного оленя ледникового периода.

Что касается рыбной ловли, являющейся одним из основных источников существования у всех современных полярных народностей, то вряд ли она могла иметь то же значение и в эпоху позднего палеолита, во всяком случае, в более раннею пору её хозяйственное значение должно было быть ещё весьма ограниченным. По крайней мере, находки костей рыб на местах поселений того времени составляют довольно редкое явление. Из поздних памятников Европы можно, например, указать пещеру Сюрень в Крыму (если будет подтверждён её ранний возраст), где Г.А Бонч-Осмоловским найдены остатки главным образом лосося. Для среднего же палеолита вообще нет данных, чтобы предпологать наличие рыболовства, хотя бы в ограниченных размерах. Всё что известно в отношении памятников описываемого времени, как отмечалось, говорит об исключительно большом значении в ту эпоху охоты на мамонта и затем дикую лошадь. Скопления остатков названных животных, к которым в разных районах Европы присоединяются другие виды, известны уже в стоянках эпохи мусьте. Прогрессировали — производственные навыки человека. Расширились знания о природной среде, накопился опыт, улучшилась организация коллективного труда. Так, при загонной охоте объединялись трудовые усилия отдельных индивидов по отношению к одному и тому же предмету труда. Полной однообразности трудовых операций никогда не было. При той же загонной охоте выделялись опытные организаторы, загонщики, новички, помогавшие разделывать и нести добычу, и т. д. Постепенное усложнение производственных навыков, чем дальше, тем больше требовало хозяйственной специализации. Поэтому существовавшее уже в праобщине естественное разделение труда по полу и возрасту получило теперь дальнейшее развитие. Мужчина стал преимущественно охотником, а позднее обычно и рыболовом, женщина сосредоточилась на собирательстве, на домашнем хозяйстве, стала хранительницей очага. Дети и старики помогали трудоспособным членам общины. Старики, кроме того, обычно являлись хранителями коллективного опыта и активно участвовали в изготовлении орудий труда. Подобное разделение функций вело к росту производительности труда всего коллектива.

В горных местностях верхнепалеолитические люди продолжали использовать под жилища пещеры, теперь уже не только навесы, но и достаточно глубокие пещеры с разветвленными внутренними ходами. В Испании, Франции, Швейцарии, Австрии, на Балканском полуострове, в Крыму, на Кавказе и в Средней Азии открыты многочисленные стоянки пещерного типа. Но в открытых местностях создавались жилища, иногда достаточно обширные и поэтому явно коллективные, с несколькими очагами и достигавшие длины в 35 и ширины в 15 метров. Каркасом им служили кости крупных животных, покрытием — ветви и шкуры. Вырывались и неглубокие землянки, иногда достигавшие больших размеров — до 200 метров. Вполне очевидно, что потолок в таких крупных землянках должен был укрепляться во избежание обвала длинными жердями, изготовление которых свидетельствует еще об одной стороне производственной деятельности верхнепалеолитических людей. Очевидно и другое — подобное жилище должно было иметь отверстие в крыше для свободной циркуляции воздуха и выхода дыма. В общем, человек эпохи верхнего палеолита научился хорошо защищать себя от непогоды и перешел к определенной оседлости, так как конструирование жилища не могло не требовать больших затрат труда и поэтому использовалось долговременно. Но, и покидая жилище, человек был, по-видимому, уже защищен от дождя и холода. Обилие в каменном инвентаре верхнепалеолитических стоянок шильев и иголок, в том числе и иголок с ушками, говорит об изобретении шитья. Шитье это было, конечно, грубым, в качестве ниток использовались специально приготовленные сухожилия или растительные волокна, но так или иначе все это дает возможность предполагать наличие у верхнепалеолитического человека простейшей одежды из шкур животных. Коллективной была и собственность на пищу или другую добычу. Независимо от того, как — коллективно или индивидуально — она была добыта, распределение ее было уравнительным, или равно обеспечивающим.

По-видимому, древнейшим принципом дележа добычи, отмеченным у ряда низших охотников, рыболовов и собирателей, а в пережитках — и у более развитых групп первобытного человечества, был ее раздел между присутствовавшими либо всеми вообще членами общины. При этом даже самый удачливый добытчик получал не больше других. Во многих общинах аборигенов Австралии человек, убивший кенгуру, не имел на него никаких особых прав, и при разделе ему доставалась едва ли не худшая часть мяса. У бушменов, по сообщению очевидца XVIII в., все члены группы имели право на долю в охотничьей добыче каждого. У одной из групп канадских эскимосов, по свидетельству известного полярного исследователя К. Расмуссена, люди жили в состоянии настолько выраженного коммунизма, что даже не было охотничьих долей и все трапезы были совместными. Ч. Дарвин во время своего путешествия на корабле «Бигл» был свидетелем случая, когда группа огнеземельцев, получив в подарок кусок холста, разодрала его на равные части, чтобы каждый мог получить свою долю. Такой коллективизм в распределении был не просто автоматическим следствием коллективного производства, а необходимым условием выживания в условиях примитивного присваивающего хозяйства с его низкой производительностью труда и частой нехваткой пищи. Коллектив, получавший лишь жизнеобеспечивающий продукт, должен был регулировать потребление в интересах всех своих членов и не допускать положения, при котором одни благоденствовали, а другие голодали. Но вместе с тем распределение было не просто уравнительным, а учитывающим различия в потребностях по полу и возрасту, и поэтому некоторые специалисты считают, что его точнее называть равно обеспечивающим. В определенных случаях учитывались и высшие интересы коллектива в целом. В тяжелой борьбе с природой, которую постоянно вели раннепервобытные общины, их судьба нередко зависела от запаса сил у трудоспособных охотников и рыболовов. Вот почему в случаях необходимости, при чрезвычайных обстоятельствах последние могли получать последние куски пищи, а их иждивенцы оставаться голодными.

СССР, США и Бомба
До сих пор рассматривалась возможность для появления экономической взаимозависимости СССР и США, как в рамках их двусторонних торгово-экономических связей, так и в более широком контексте мировой экономики. Такого рода взаимозависимость можно определить как взаимозависимость позитивную - когда результатом сотрудничества двух стран являе ...

Внешняя политика Сасанидов в III–IV в.
Внешняя политика государства в первые века его существования в основном определялась экономическими и политическими интересами рабовладельческой знати. Необходимым условием постоянного воспроизводства рабовладельческих хозяйств являлись войны и захват рабов. Ардашир I захватил почти все области, подчинявшиеся некогда парфянам, сасанидс ...

Иван Грозный
Иван Грозный известен всем как безжалостный тиран, склонный к мгновенным расправам, подверженный порывам необъятной жестокости. Многие историки и психологи пытались объяснить зверство в поведении царя Ивана различными причинами. Насколько им это удалось, судить нам. Рассмотрим точки зрения некоторых ученых. Историк Ключевский считал, ч ...